Кадыров на митинге озвучил мнение миллионов людей.

Есть два вида парашютистов, Первый: это тот, кто тщательно готовится к прыжку, всегда одевает два парашюта, один основной, другой про запас и в прыжке выполняет все требуемые инструкции.
Второй вид парашютиста — экстремальный: у него нет никаких правил, он не признаёт никакие инструкции, в прыжок берёт только один парашют, чтобы испытать полное ощущение свободного полёта, и старается открыть свой единственный парашют как можно ближе к земле. Иногда это не срабатывает и парашютист плохо кончает.
Можно ли этого парашютиста назвать героем? Думаю нет, придурком да!

Эд Борро (Ed Borro). (Высказывание о редакции «Шарли Эбдо».)

— Можно понять когда у политиков обнаруживается злокачественная неизлечимая опухоль лжи и двойной морали, но когда на их сторону встает уважаемая редакция rFi, от этого начинает попахивать «Про»
«Свобода слова заканчивается на том моменте, когда журналист принимает позицию одной стороны.»
Эд Борро (Ed Borro).

Цитата rFi:
«Непонятно только одно: на каком основании предводитель Чечни диктует Франции и французам, которых не знает, что им делать и как жить. Очень хорошо понятно другое: выход французов на улицу по зову сердца Кадыров понять не в состоянии. Массовая акция может быть организована лишь властями и должна быть «уличным шоу», – заявил Кадыров сотням тысяч собравшихся. Это была оговорка по Фрейду?»

(Выделенный шрифт в статье — это наши комментарии к тексту.
Также rFi пишет:)
Право французских художников изображать на карикатурах «Пророка Мухаммеда» вызвало серию манифестаций протеста в некоторых мусульманских странах. Пока президент Олланд разъяснял – Что якобы Франция не диктует другим, что им думать – лидер Чечни Кадыров выдвигал требования Европе.

«Условное право» французских художников изображать на карикатурах «Пророка Мухаммеда» и право СМИ публиковать эти карикатуры вызвало серию манифестаций протеста в некоторых мусульманских странах. Их участников не смутил тот факт, что 12 человек заплатили жизнями за это право в редакции «Шарли Эбдо».

Акции протеста прошли в Пакистане, Иране, Афганистане и Газе. В Нигере митинги закончились кровавыми беспорядками, антифранцузскими и антихристианскими погромами. В Чечне Рамзан Кадыров собрал, по официальным данным, 800 тысяч человек на акцию протеста.

Руководители Франции в последние дни вынуждены повторять слова о том, что французы не отступятся от своего права на свободу слова и выражения. К этой теме 20 января вернулся премьер-министр Манюэль Вальс в новогоднем обращении к прессе.

Манюэль Вальс:«Я – Шарли. Эти слова объединили всех французов, многих французов, которые вышли на улицы. Это было спонтанным криком свободы, и не только французов, но и криком повсюду в мире. Но «Я – Шарли» не единственное послание, с которым обращается Франция к миру. Не надо сводить Францию, всех нас к одному только посланию. Франция выступает за свободу выражения повсюду, но она отстаивает и другие дорогие нам ценности: мир, уважение к убеждениям, уважение к проявлениям религиозного культа (это тоже принцип светскости), диалог религий. Поскольку я занимал пост мэра Эври 11 лет, я знаю, чего нужно требовать, чтобы обеспечить диалог религий – это уважение, знание друг друга для лучшего взаимопонимания и для того, чтобы избежать смешения разнородных понятий».

Накануне – в новогоднем обращении к прессе – президент Франции Франсуа Олланд выступил против непримиримости к иным убеждениям. В речи, произнесенной в агентстве Франс-Пресс, Олланд напомнил о журналистах, гибнущих за право на информацию.
Франсуа ОЛЛАНД: «Речь не идет о том, чтобы диктовать другим, что они ДОЛЖНЫ думать. Речь о том, чтобы заставить уважать то, что думают, выражают и говорят – свободно
«даже если это оскорбляет миллионы людей по всему миру». Франция не преподает уроков ни одной из стран, но Франция отвергает любую нетерпимость. Мы никого не оскорбляем, когда отстаиваем наши идеи, когда провозглашаем свободу «Свободу, которую могут понять только французы».
Напротив, «Нам иногда кажется что» мы уважаем всех, к кому обращены наши идеи. Преступления, совершенные в отношении журналистов «Шарли Эбдо» вызвали огромные переживания – во Франции, в Европе и по всему миру. И нам наплевать на тех кто думает по другому».
Но это не заставит нас забыть о том, что каждый год журналисты погибают при исполнении своих обязанностей. Начиная с 2012 года Жиль Жаке, Реми Ошлик, Ив Дебе, Оливье Вуазен погибли в Сирии. Жислен Дюпон и Клод Верлон, сотрудники RFI были хладнокровно убиты в Мали. Камий Лепаж, молодая фотограф-стрингер была убита в Центральноафриканской республике. «Хотел бы добавить, что недавно погибли и иностранные журналисты, работавшие на агентство Франс-Пресс».
«Хотя надо подчеркнуть , что все перечисленные журналисты выполняли свой долг непосредственно в тех местах где велит им быть их совесть, а не комфортном офисе под охраной полиции рисовать оскорбительные картинки».

Всех этих слов не услышал в России чеченский лидер Рамзан Кадыров, собравший в Грозном внушительный митинг «в защиту» мусульманского пророка. «Это протест против тех, кто сознательно разжигает всемирный пожар религиозной и межнациональной вражды», – заявил на митинге Кадыров. – Мы решительно осуждаем авторов карикатур и политиков, оказывавших им поддержку разговорами о свободе слова». В своей речи чеченский глава выдвинул свои требования западному миру: «Сегодня мы видим, что Европа не сделала должных выводов из кровавых событий в Париже». Кадыров счел, что Европа должна была «осудить тех, кто своими карикатурами давал повод» для терактов. Республиканский марш во Франции, собравший почти 4 млн человек (1,6 млн – в Париже) оратор назвал «уличным шоу», да вдобавок «организованным властями Франции с лозунгами в поддержку вседозволенности, ведущей к кровопролитию».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *